интернет реклама кострома


На заглавную страницу
Статья Виктора Некрасова "Дом Турбиных"

[ Предисловие | Андреевский спуск | Архитектор Городецкий | Виды Киева | Кирилловская церковь | Старые открытки | Памятник Паниковскому | Яковченко | Проня и Голохвастов | Шолом Алейхем ]

Прогулки по Киеву

Предисловие

Я ехала в Киев и читала в поезде очерк Виктора Некрасова "Дом Турбиных". В Киеве я не была лет двадцать, а в детстве, в 60-е годы, бывала не раз и подолгу, всё облазала со своим "Зорким". Но тогда ещё не была опубликована проза Михаила Булгакова, он был известен широкой публике только как драматург. В 82-м году, уже прочитав и "Белую гвардию" и очерк Некрасова в "Новом мире", я увидела всё тот же Андреевский спуск, но на доме Булгаковых была мемориальная доска. И вот наконец я еду в Киев снова. Самая большая моя глупость - не взяла фотоаппарат. Почему-то решила, что лучше куплю профессионально сделанных открыток. А то в Киеве выбрать точку, с которой тебе не загораживает полкадра какое-нибудь дерево, - надо куда-то карабкаться, а годы уже не те…
Очерк Некрасова как путеводитель мне не пригодился. В доме моих друзей мне показали замечательный фотоальбом "Киев Михаила Булгакова", составленный А.Кончаковским и Д.Малаковым. К альбому прилагалась карта Киева времён "Белой гвардии" со старыми названиями улиц. Составители альбома не профессиональные архивисты, а коллекционеры. Это чувствуется с первых страниц: влюблённые в историю Киева дилетанты и знатоки собрали старинные открытки, фотографии, документы. Им интересно, как выглядели улицы Киева, гимназисты, чиновники, дамы, церкви, не пережившие Советскую власть, экипажи и афишные тумбы.
Отдельная тема - друзья семьи Булгаковых. Бородатые батюшки с фотографий оказались философами, историками, филологами - профессорами Духовной академии, интеллигентнейшими людьми.
Мне повезло: я купила такой же альбом, только без карты, в букинистическом магазине. Ещё я привезла несколько наборов открыток с видами Киева: перепечатки со старинных и новые цветные (сильно проигрывающие старым чёрно-белым).
Я бы отсканировала всё подряд, но это такая большая работа, которая бы никогда не кончилась. Поэтому я выбрала в первую очередь то, что относится к дому Турбиных (Булгаковых) на Андреевском спуске.
Вообще-то Михаил Булгаков родился в другом доме на другой улице. И семья не раз ещё переезжала, прежде чем поселиться в том доме, который изображён в "Белой гвардии". Там сейчас музей-квартира. Булгаковы занимали второй этаж - там воспроизведена квартира то ли Турбиных, то ли Булгаковых. Маленькая для такой большой семьи квартира, и потолки не очень высокие. Видно, более дорогую не могли себе позволить.
Подлинных вещей почти нет, в основном фотографии. На первом этаже, где была квартира Василисы, устроены фотовыставки. Одна из них - поразительная: друг Афанасия Ивановича Булгакова, тоже преподаватель Духовной академии, собрал огромное количество (сохранилось меньше тысячи, а было около пяти тысяч!) открыток и репродукций с изображениями Христа. Другая выставка - друзья дома. Самый близкий семье человек - Александр Александрович Глаголев (в романе - отец Александр), профессор Духовной академии. Он был крупным специалистом в области иудаистики, древнееврейского языка и археологии. В знаменитом деле Бейлиса он был экспертом, и его речь в суде сыграла важную роль. (Кстати, в Музее истории Киева - потрясающая выставка, посвящённая киевской интеллигенции того времени: адвокаты, архитекторы, коллекционеры предметов искусства. И составительница этой выставки по нашей просьбе провела для нас подробнейшую импровизированную экскурсию, очень интересную и на прекрасном русском языке. В Киеве ещё говорят по-русски, да так, что заслушаешься!)
Бронзовые фигуры на улицах современного Киева прямого отношения к Булгакову не имеют. Но они свидетельствуют о том, что в Киеве по-прежнему живут весёлые и интеллигентные люди. Киевляне эти бронзовые скульптуры любят, показывают гостям. Фотографии их нашлись в интернете, на сайте одного киевского банка. Памятник Шолом Алейхему установил не банк, а еврейская община. Поэтому его удалось найти только в WWW-энциклопедии Киева.
Байки о Городецком и другие - частично из интернета (какие-то газетные статьи), частично - от моих киевских друзей, устные предания, так сказать. Роскошный, чудный, фантастический город!


Андреевский спуск

Андреевский спуск -- это извилистая улица, спускающаяся очень круто от Андреевской церкви к Подолу. Андреевская церковь (арх. Растрелли) была построена на том месте, где, по преданию, Андрей Первозванный установил свой крест и предрёк городу, который будет основан на этом месте, славное будущее.
Справа от церкви дом, в котором жил М.Врубель (И не только он, но это другая история). Сейчас у этого дома стоит бронзовая скульптура "Проня и Голохвастов".
В маленьком домике слева Михаил Булгаков поселился с женой Татьяной.
С паперти Андреевской церкви хорошо виден "дом-терем". Он сохранился и отреставрирован, но узорчатые шатры-купола не восстановлены. Это так называемый "Замок Ричарда Львиное сердце". Такие "готические" замки были в моде в Киеве в начале 20-го века. Замок лепится к крутой горе, а рядом с ним лестница наверх. Наверху маленький пивной ресторанчик. Замок сейчас ремонтируется. Говорят, что там будет маленький дорогой отель или ресторан. Вид на Подол с паперти Андреевской церкви. Андреевский спуск, угол Александровской улицы (1900-е годы). Спуск очень крутой и извилистый, трудно поверить, что мы стоим на той же самой улице, что и Андреевская церковь, которую мы видим на горе. Правее виднеется "дом-терем". Спуск, как и некоторые другие улицы в центре города, весь вымощён булыжником. Очень стильно, но ходить по нему лучше в туристских ботинках. Ротонда "Самсон и лев" с изображением Св. Андрея Первозванного (1747г.) на куполе находится на Контрактовой площади, на Подоле. Разрушена в 1934 г. Восстановлена.
На заднем плане - церковь Богоявления (1693 г.), построенная за счёт гетмана Ивана Мазепы. Разрушена в 1936 г. Дом 13 по Андреевскому спуску, где жила семья Булгаковых (и Турбиных) можно посмотреть на сайте
http://www.bulgakov.ru/gallery/kiev/kiev1.php. Гостиная в доме Булгаковых. Подлинных вещей в музее очень мало, но печка, говорят, та самая.

Архитектор Городецкий

Одно из моих открытий нынешней поездки в Киев - это архитектор Городецкий. В какой-то умной книжке о нём сказано, что он возвёл китч в степень искусства. Это потрясающий персонаж! Происходит из польских шляхтичей, окончил Петербургскую Академию художеств, вернулся в Киев и открыл предприятие по установке современной канализации. В каком-то киевском строительном департаменте хранится унитаз от Городецкого, чуть ли не с вензелями фирмы. Потом он стал совладельцем цементного завода и однажды заключил пари, что построит на очень крутом откосе дом с помощью новой технологии. Так был построен знаменитый "дом с химерами". Собственно достижение Городецкого - применение свай на крутом откосе, но знаменит этот дом морскими чудищами и русалками (скульптор Саля) тоже из цемента (или бетона - не знаю, как правильно). Существует несколько легенд о происхождении этих русалок. По одной из них, у Городецкого была дочь-красавица (в других версиях - жена), которая то ли утонула, то ли утопилась от несчастной любви. Вот он и построил дом, украшенный обитателями морских глубин.
Другая легенда гласит, что он создал свой "дом с химерами" с рекламной целью: чтобы все увидели богатые возможности нового строительного материала. Эта версия больше похожа на правду: в Киеве имеется ещё несколько зданий, построенных Городецким, в том числе костёл и кенаса (караимский молельный дом), тоже с применением бетонной лепнины (уж и не знаю, как это назвать!).

Сейчас дом с химерами реставрируется. Говорят, что там будет резиденция президента Украины. Поселить главу государства в "доме с химерами" - это не всякая нация осмелится!

В начале XX века в Киеве любили строить "готические замки", замок Ричарда Львиное сердце на Андреевском спуске - только один из них. Городецкий тоже строил "готические замки".
Замок барона Штейнгеля на Большой Подвальной (сейчас это Ярославов вал).
 


Это лепные украшения замка барона Штейнгеля.
 


Городецкий эмигрировал в Польшу, потом переехал в Иран, где построил, в частности, шахский дворец. Кроме архитектурного наследия, он оставил книгу об охоте в Африке. В ней фотографии убитых им носорогов, жирафов и прочих экзотических зверей. И дома свои он тоже любил украшать изображениями животных и фантастических существ.

У меня, к сожалению, не было с собой фотоаппарата, а то бы я непременно сняла другой дом Городецкого (дом 23 по Гоголевской улице). Это дом с готической башенкой, разнообразными лепными украшениями, балкончиками. Особенно хороши два кота, по-видимому, пращуры Бегемота, и две совы. Фотографии декора этого дома имеются в книге "Киев Михаила Булгакова". К сожалению, дом приобрела какая-то адвокатская контора и ремонтирует: переделали один балкончик в простой прямоугольный, вставили евроокна (не всюду пока). Дом в плохом состоянии, без ремонта не обойтись, но сохранят ли они лепнину?

Виды Киева

Несколько цветных открыток с видами современного Киева. Я отобрала то, что было при Булгакове.

Памятник князю Владимиру на горке над Днепром. Говорят, раньше его крест был весь в лампочках, ночью с реки его издалека было видно.

В "Белой гвардии" крест памятника св. Владимиру упоминается шесть раз, в том числе четыре раза говорится, что он светится. Электрические лапмочки на кресте появились в 1895 году, а с 1853 до 1895 года св. Владимир был без лампочек. В 1918 году, по Булгакову, они еще были (В конце "Белой гвардии": "...Издали казалось, что поперечная перекладина исчезла...")

Предложил осветить крест св. Владимира в 1888 году ученый садовник А.Осипов (из "Малой энциклопедии киевской старины" Анатолия Макарова). В этой же книге сказано, что первая киевская центральная электростанция на Театральной площади дала ток в конце 1890 года (она обеспечивала электрическое освещение только возле Оперного театра, да на Крещатике было 14 фонарей), а до этого, с 1880 года, были только домовые электростанции, поэтому, наверное, осуществление проекта так затянулось.

Деньги на этот проект дал гласный думы Могилевский. Еще на его деньги построено здание Педагогического музея (потом в нем был музей Ленина, а теперь Дом учителя) на Владимирской улице (проект арх. Алешина, это один из знаменитых киевских архитекторов).

С 1888 г. аллеи и залы Шато-де-флер (платный парк на месте нынешнего стадиона "Динамо" - это в начале подъема с Крещатика к Мариинскому дворцу, а на Владимирскую горку вход был бесплатный) освещались, как утверждает Макаров, электрическим светом собственного производства.

Университет св.Владимира. Раньше он был красный с чёрным цоколем (это цвета св.Владимира). Эта фотография сделана в 70-е годы. Видны руины взорванного во время войны Успенского собора. Сейчас он восстановлен. На этой фотографии видна та же самая надвратная церковь и колокольня лавры, что и на одной из старых открыток, только с другой точки, снаружи. Два шедевра Растрелли -- Андреевская церковь и Мариинский дворец в Липках.

Название района Липки возникло после 1744 года, когда в этой местности посадили липовую рощу. В 1750 году там начали строить Мариинский дворец, а в 1756 г. -- Кловский дворец, в котором теперь Музей истории Киева. Местность эта, кажется, принадлежала Киево-Печерскому монастырю. С 1833 г., после вырубки липовой рощи и перепланировки, там стали строить особняки знати (даты из энциклопедического справочника по Киеву). В застройке принимали участие известные архитекторы, там и сейчас есть на что посмотреть, и знаменитых имен и культурных событий связано с этими местами немало.

В старину владельцев усадеб на Липках называли "липовой аристократией", но смысла "поддельный" слово "липовый" тогда ещё не имело, и в этом выражении хотя и была ирония, но совсем другая, чем слышим мы. (В словарях липовый в значении "поддельный" появилось, начиная с Ушакова, а в литературе -- с 20-х годов. Черных считает, что оно происходит из шулерского жаргона и вовсе не от слова "липа", а от клея "липок", которым шулера склеивали свои карты.)

Детей липовой аристократии называли "липовым цветом": "Бог с ним, с этим 'липовым цветом', говорил Агин и стал отказываться от частных уроков, как ни голодал" - это из воспоминаний Маргариты Ямщиковой (урожденной Рокотовой), писавшей под псевдонимом Ал. Алтаев, о капризных детях "липовой аристократии".


Кирилловская церковь

Это очень старинная церковь. В ней сохранились фрески XII века. В реставрации участвовал Михаил Врубель.

"Богоматерь" - это икона работы Врубеля. Икона необычная. С ней связана романтическая история. В лике Богоматери современники узнали жену профессора Прахова, руководителя реставрационных работ. Это было непривычно, хотя и не противоречило канонам. Больше Врубеля не приглашали работать в храмах Киева.

Художники А.В.Прахов, К.Я. Крыжицкий, В.А.Котарбиньский и М.А.Врубель жили одно время в доме, расположенном в самом начале Андреевского спуска, рядом с Андреевской церковью.

"Нетрадиционная" Богоматерь говорит уму и сердцу так много, что от неё не хочется уходить.

А наверху, на хорах, есть настенная роспись, сделанная Врубелем. Тоже какая-то не вполне традиционная, я, во-всяком случае, такого сюжета не встречала. Я, правда, не знаток. Там изображены все апостолы, как обычно изображают "Тайную вечерю", но в центре не Христос, а Богоматерь. Апостолы - двенадцать совершенно различных людей, явно портреты чьи-то. Очень психологичные, выразительные. Я разглядывала их и пыталась угадать, кто есть кто и вспомнить его историю.

В Кирилловской церкви есть ещё росписи Врубеля. Сохранилось и несколько фресок XII века.

Вообще эта Кирилловская церковь какая-то особенно душевная. Что-то в древности люди понимали, а потом забыли. Она стоит на горке (впрочем, в Киеве почти всё стоит на какой-нибудь горке), поросшей лесом, так что её трудно разглядеть. Раньше прямо рядом с ней были огромные деревья, я их помню. А теперь некоторые спилили (видимо, погибли они) и остались широченные пни, вместо лавочек.

Эта церковь относится к Московской патриархии, в отличие от большинства, которые подчиняются Киевской. Тамошние хранительницы это особо подчеркнули, сразу опознав мою московскую речь.


Старые открытки

Здесь фотографии из двух наборов открыток: фотографий церквей, разрушенных в разное время, и просто видов Киева. Надписи на обороте на украинском языке, перевожу, как умею, возможно, с ошибками.

Церковь Успения Пресвятой Богородицы на Контрактовой площади на Подоле. XII век. Контрактовая площадь - это место, куда ведёт Андреевский спуск.

Житомирская улица. Церковь во имя Сретения Господнего. 1861г. Сейчас это Львовская площадь. Большая Васильковская улица. Подол. Александровская ул., церковь Рождества Христова. 1810 г. В 1861-м году тут отпевали Тараса Шевченко.


Церковь св. Иоанна Златоуста. Сейчас это площадь Победы.

Киево-Печерская Лавра. Колокольня Лавры. Михайловский Златоверхий монастырь. Основан в 1108 году. Разрушен в 1934 году. Сейчас отстроен заново. Киевляне рассказывают, что большевики собирались разрушить и Софийский собор, чтобы проложить прямой проспект от вокзала к Владимирской горке, но кто-то их припугнул, что дочь основателя собора Ярослава Мудрого была французской королевой, а на фреске Софийского собора -- единственное её изображение. Короче говоря, во избежание международного конфликта Софийский собор оставили в покое, поэтому его нет в наборе открыток. Зато он есть в Киеве (а не новодел). Бибиковский бульвар. Сейчас он называется "бульвар Тараса Шевченко". На Бибиковском бульваре находилась Первая киевская гимназия, в которой учился Миша Булгаков и в которой происходят драматические события романа "Белая гвардия". Крещатик. Был взорван большевиками перед уходом советских войск из Киева в 1941 году. После войны отстроен в стиле "сталинский ампир". Нынешние власти тоже по-своему его украшают. Но не будем о грустном… Братский монастырь и Академия.

Памятник Паниковскому

Инга ЛЕНСКАЯ, газета "Бульвар"

31 мая на углу Крещатика и Прорезной состоялся "утренник" по случаю открытия памятника Паниковскому. Бронзовая статуя оказалась мила и изящна. Рост ее - около 194 см, и трепетная кисть на отлете, если подойдете к "профессиональному слепому" близко, украдкой скользнет к вам в карман.

Еще в 1992 году в горячей середине журнала "Блин" веселым пузырьком взошла идея: студент КПИ Олег Когут в соавторстве с художником Евгением Тюриным изготовили мемориальную доску Паниковского и водрузили ее на углу Крещатика и Прорезной. Писатель-юморист Аркадий Гарцман в роли "великого слепого" торжественно вслепую переводил граждан через Крещатик. (31 мая он, кстати, повел за собой шествие). В прошлом году идею развил член редколлегии "Блина" ученый и журналист Валентин Могила, опубликовав в газете "Дейли-копейка" фото и заметку: а не сыграть ли на значимости для нас "земляка"-гусекрада? Откликнулся акционерный банк "Эталон" - его волей у богемы откроется еще одна тусовка. Плюс весельчаки, романтики, сочинители и влюбленные, что тоже хороши. Скульпторы В. И. Щур и В. И. Сивко придали всенародно любимому персонажу сходство с Зиновием Гердтом в роли Михаила Самуэльевича. И хотя устроители акции сдержанно кликали трогательную фигуру "парковой статуей", мне их творение легло на душу как гротескный и добрый памятник гениальному Актеру в Роли - две легенды в одной.

Что до церемонии - здесь все от "парковой статуи". Вместо стилизованных тридцатых годов получилась нежная фамильярность восьмидесятых - некий пансионат с выдачей кефира на полдник да с кургузыми шуточками массовиков-затейников. Илья Ноябрев продавал жилетки-тросточки - "секонд-хэнд" персонажа и "в образине" О. Бендера возлагал к изножью Паниковского тарелочку с голубой каемочкой: "Могли бы и что-нибудь бумажное положить". Евгений Паперный озвучивал телеграмму Шуры Балаганова - внука из колонии: "Гирю пилю ежегодно, 31 мая. Высылаю две. Пилите, как я, пилите со мной, пилите лучше меня".

Победу юмора над эстрадой закрепило... МВД шутейным приказом - за заслуги "сына" повысить лейтенанта Шмидта в звании, а Паниковскому выдать паспорт с адресом: Киев, Прорезная, 6.


 
 
 
 

Яковченко

ТРЕТЬИМ БУДЕШЬ?

Наталия ХОМЕНКО,
Сегодня,
30.05.2000, № 582

МЫКОЛУ ЯКОВЧЕНКО И ФАН-ФАНА ПОСАДИЛИ У ФОНТАНА

C древнегреческих времен у артистов амплуа трагика считалось самым серьезным и почетным. А публика все равно упрямо любила комиков. Вот и в Театре Франко -- одна из самых легендарных и нежно любимых личностей за всю восьмидесятилетнюю историю франковцев -- Мыкола Федорович Яковченко. Сам-мый смешной, сам-мый трогательный. Шутка ли: уже двадцать шесть лет, как его нету, а публика до сих пор именно с его интонацией все повторяет фразы вроде: "Покроїв оце дівчаткам на платтячка, а вийшло -- на сарафанчики" ("Фараоны") или "...И, даст Бог, оба помрем, только она раньче, а я -- пожже" из фильма "За двумя зайцами", где Мыкола Федорович сыграл Прониного папеньку. И по-прежнему рассказывают легенды: о том, как отвечал Яковченко на вопрос, что делать с похмельем ("Это нэобходимо пэрэжить!") и как они с Амвросием Бучмой, увидев в открытое окно подвального этажа празднично накрытые столы и отсутствие хозяев, спустились в комнату и стали распивать и закусывать, за коим занятием и были застигнуты вернувшейся из загса свадебной компанией. И приняты были как самые дорогие свадебные генералы...

Дорогая моя столица, теперь ты мне еще дороже: тебя так чудно украшают эти памятники истинно народным героям! Два года назад на День Киева открыли Паниковского, год назад -- Проню Прокоповну и Голохвастого. Мыкола Яковченко стал третьим. В смысле, третьим памятником из этой серии. (Во дает банк "Эталон"!) Сидит себе на бронзовой лавочке у фонтана в скверике под Театром Франко, на своем любимом месте; рядом верный друг Фан-Фан -- такса ("А ти, Фанфадя, зачини за ним двері", -- говаривал хозяин.) С газеткой в руке, в "бабочке", кепочке и сандалиях на босу ногу.

Говорят, когда за день до открытия его привезли на место, первым подошел какой-то нетрезвый мужичок. Подсел на лавочку и долго-долго что-то "втирал" старику. Следом вышли гулять собачники: местные пудели и болонки тут же подскочили обнюхивать таксу. Никто не сказал "скульптура". Все говорят: "Ти ба, Микола Федорович!" На лавочке отлита надпись "народный артист". Это не ошибка, хотя и был Мыкола Федорович официально всего лишь заслуженным. "Народный" -- это не звание. С этим надо родиться.


 

Проня и Голохвастов


Это персонажи из любимого киевлянами фильма "За двумя зайцами".

Шолом Алейхем


Памятник Шолом Алейхему поставлен еврейской общиной, а не банком, как три предыдущие скульптуры.


Источник: http://wek.kiev.ua/art.phtml?952
 
 
 
 


См. также http://www.inor.com.ua/rus_about_kiev.html А это - не см. ELKIN :)
Андреевский спуск-2005 (фото Антона Носика) http://public.fotki.com/lentaru/places/ua/kiev/uzviz/
http://www.livejournal.com/users/teplorod/222409.html?#cutid1
 
TopList

Текст, фото и сканирование © Буквоедица, 2002-2003
Оформление © Арнольд, 2002-2003